1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 PLG_CONTENT_EXTRAVOTE_LABEL_RATINGPLG_CONTENT_EXTRAVOTE_LABEL_VOTE

В конце зимы 1915-го на углу Рыбнорядской и Малой Проломной появилась на медленно вращающейся витрине новая афиша. Ярко, крупными — где это было надобно — буквами на ней было писано, что де сего и два последующих дня электро-театр «Народный» двумя сеансами, утренним (дешевле) и вечерним (дороже) будет крутить третью серию драматического триптиха «Сонька — золотая ручка» из жизни знаменитой воровки и аферистки Софьи Блювштейн. Афиша призывала потенциального зрителя поспешить — всего три дня! — и тот спешил, благо сей театр находился аккурат против вращающейся витрины — только и всего, что перейти Рыбнорядскую. Давался на афише и адрес «Народного» — Собачий переулок, дом Садовникова. Хотя, может, это было излишне: за год существования сей кинотеатр приобрел поистине народную популярность — и дешево, и сердито.

 А все началось с того, что купец Садовников, живший в самом начале Собачьего переулка, на углу с Рыбнорядской — там, где ныне гладенькое место да начало ступеней к памятнику Муллануру Вахитову — увлекся кинематографом, да так рьяно, что перестроил колбасный магазин в своем доме под кинозал. А может, это был коммерческий расчет: на кино тогда можно было заработать хорошие деньги и с меньшими затратами, нежели на колбасе, которая завсегда может испортиться. Случилось это в 1914 году. А до того, ежели и отличался сей переулок от множества таковых на Казани, так только названием.

Название, конечно, было весьма примечательным — Собачий переулок. В несусветную старину был сей переулочек частью одной из казанских слобод, то есть поселением вне городских стен. Когда же снесли в 1730 году велением казанского губернатора Артемия Волынского осторожные стены (стены, огораживающие посад) — вошел сей переулок в новую городскую черту.

Как звался переулок до этого — мне неведомо, а вот с появлением в конце Рыбнорядской площади (ранее «Кольцо», площадь Куйбышева, а ныне площадь Тукая) мясных рядов стал сей переулок Собачьим, поскольку испортившееся мясо и отходы выбрасывались площадными торговцами прямо в этот переулок, и он прямо-таки кишел голодными собаками, стягивающимися сюда, похоже, со всего города.

Вплоть до Поперечно-Горшечной, то есть до нынешней улицы Маяковского, застроен был переулок сплошь одноэтажными деревянными домами-усадьбами с прилегающими дворовыми постройками, садом и кое-какой землицей, — словом, деревня деревней. Один такой дом (и кажется, единственно сохранившийся) совсем недавно видел в бывшем переулке автор этих строк, и на него пахнуло таким древним духом и каким-то благолепием, что на мгновение захватило дух и побежали по спине холодные мурашки...

В первые десятилетия XX века появляются здесь двухэтажные дома. Одни — целиком деревянные, таких на бывшем Собачьем переулке ныне четыре. Однако два из них смотрят на вас уже пустыми глазницами окон. Другие — с каменными первым и деревянным вторым этажами, таковы ныне наблюдается один-два. Иные — целиком кирпичные, таковых 3-4 единицы. Переулок сей был, собственно, мещанским, хотя среди его жильцов имелись купеческие и дворянские фамилии.

Здесь содержал большой трехэтажный дом с тремя остроконечными готическими фронтонами небезызвестный на Казани купец Чарушин — дом цел, целы и готические фронтоны, расположенные по трем частям света, исключая почему-то юг, и носит сей дом порядковый номер 11, здесь же, в доме под номером 27, весьма старом, проживали дворяне Колычевы, потомки некогда древнего и знаменитого московского боярского рода (кажется) и дальняя родня царствующему Дому Романовых.

Люди здесь, похоже, жили весьма небогатые, посему в веке XX в Собачьем переулке очень даже запросто можно было снять жилье даже нищему школяру, отсюда и кишел переулок, помимо собак, студентами и гимназистами, снимавшими здесь квартиры, комнаты, мансарды, чердаки и просто углы.

В Собачьем переулке витали демократические идеи; здесь читали Герцена и Чернышевского, а осенью 1887 года, незадолго до приобретения на толкучке старого тульского пистолета, в одном из домов столь примечательного переулка Леха Пешков (еще не простреленным вместо сердца легким) со своим дружком Гурием Плетневым делал по поручению руководителя марксистского кружка Николая Федосеева литографии с революционных прокламаций.

В 20-е и 30-е годы двадцатого столетия жители Собачьего переулка стали хаживать в Эстрадный театр, который стал преемником электро-театра «Народный». Затем в доме Садовникова вновь открывается кинотеатр, каждое десятилетие меняющий свое название: в 30-е годы — «Детский», в 40-е — «Рот-фронт», в 50-е — «Вузовец». Автор этих строк успел посмотреть в «Вузовец» несколько кинокартин, пока бывший дом Садовникова не «приказал долго жить». Ныне нет ни этого дома, ни самого Собачьего переулка. Зато есть собаки и улица Некрасова, на которой еще год-два — и не останется ничего от старого переулка с любопытным названием Собачий.

Леонид ДЕВЯТЫХ


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить