В начале 20-х годов XX века одна из улочек Заречья, до этого остававшаяся безымянной, получила название Деловая. Откуда это странное название для улицы, расположенной вдали от делового центра?

Здесь находился так называемый Деловой двор - механические мастерские казенного порохового завода. Двор основан в начале XIX века и предназначался для производства всевозможных деталей, механических приспособлений и ремонтных работ. Со временем в Деловом дворе возникли самостоятельные цехи: модельный, литейный, столярный, кузнечный, слесарный, токарный и др. После революции механические мастерские перенесли на новое место, а здания Делового двора отдали под различные учреждения.

До 1919 года эта улица Ягодной слободы называлась Царевококшайской, так как вела в сторону Царевококшайска (ныне Йошкар-Ола, столица Марийской Республики). Она была продолжением Большой улицы Заречья (ныне улица Фрунзе) и вместе с ней составляла единую магистраль, связывающую западную окраину Заречья с центром города.

До революции это был один из самых неблагоустроенных уголков Казани, в беспорядке застроенный разномастными одноэтажными домишками. В ненастное время здесь стояла непролазная грязь. Заселяли этот район рабочие и служащие алафузовских предприятий.Достопримечательностью Царевококшайской был Ягодный базар (до сих пор одна из соседних улиц называется Поперечно-Базарной), где крестьяне из окрестных деревень торговали ягодами, молоком, мясом, хлебом, грибами, орехами, сеном, овошами и т.д. По большей части это были "черемисы" - марийцы, прибывавшие сюда по Царевококшайской дороге. Другими достопримечательностями особенностями слободки были так называемое Банное озеро (сюда стекала вода из окрестных бань), а также многочисленные шинки, содержатели которых обирали подгулявших рабочих до нитки.

 С шестидесятых годов XX века улица застраивается согласно генеральному плану многоэтажными благоустроенными домами с магазинами, кафе и предприятиями бытового обслуживания на первых этажах.

В конце зимы 1915-го на углу Рыбнорядской и Малой Проломной появилась на медленно вращающейся витрине новая афиша. Ярко, крупными — где это было надобно — буквами на ней было писано, что де сего и два последующих дня электро-театр «Народный» двумя сеансами, утренним (дешевле) и вечерним (дороже) будет крутить третью серию драматического триптиха «Сонька — золотая ручка» из жизни знаменитой воровки и аферистки Софьи Блювштейн. Афиша призывала потенциального зрителя поспешить — всего три дня! — и тот спешил, благо сей театр находился аккурат против вращающейся витрины — только и всего, что перейти Рыбнорядскую. Давался на афише и адрес «Народного» — Собачий переулок, дом Садовникова. Хотя, может, это было излишне: за год существования сей кинотеатр приобрел поистине народную популярность — и дешево, и сердито.

Улица связывает между собой две зареченские улицы: Гладилова и 25 лет Октября. Улочка небольшая, всего около десятка домов, но и у нее есть свои достопримечательности.

До революции здесь располагалось двухэтажное здание клуба юнкеров. Рядом находились офицерское собрание и военный лазарет, низкое и длинное одноэтажное здание барачного типа. Через дорогу от офицерского собрания было озеро, на котором в зимнее время оборудовался "офицерский каток". Сюда, так же, как и в клуб, вход для рабочих и низших чинов был строго воспрещен. Для солдат и конных казаков, охранявших пороховой завод, предназначались специальные казармы, выходившие фасадом на ту же улицу.

Замысел тех, кто определял имена улиц, стрелами расходящихся от так называемого «Кольца» (нынешняя площадь Тукая, бывшая Куйбышева), читается четко: три из них носили имена видных революционеров, связанных с Казанью,— Куйбышева, Баумана, Свердлова. Яков Михайлович приезжал в Казань дважды. В бурном 1905 году пробыл здесь с февраля по сентябрь. Установить, где он жил, трудно — был на нелегальном положении и часто менял адреса. В мемуарной литературе есть лишь упоминание о ночевке Свердлова на квартире Н. Н. Накорякова по улице Луговой.

Как свидетельствует его жена и соратник К. Т. Свердлова-Новгородцева, Казань знала Свердлова под именем «Андрей». Вот как писал о Свердлове В. И. Ленин: это «наиболее отчеканенный тип профессионального революционера, — человека, который целиком и беззаветно отдался революции и в долгие годы, даже десятилетия, переходя из тюрьмы в ссылку и из ссылки в тюрьму, выковавшего в себе те свойства, которые закаляли революционеров на долгие и долгие годы. Но этот профессиональный революционер никогда, ни на минуту не отрывался от масс».

Это одна из старейших улиц бывшей Пороховой слободы на ее стыке с Ягодной. Возникла в начале XIX века, когда здесь стали селиться офицеры и чиновники казенного порохового завода. Вначале улица была целиком деревянной. Затем на ней появились три первых каменных здания: Никольская церковь, солдатская казарма и офицерская баня. В бане мылись сначала только офицеры порохового завода. После революции она стала общедоступной.

В 30-е годы прошлого века ее снесли и построили существующую и поныне баню. Улица Первого мая расположена на сухом и возвышенном месте на правом берегу Казанки (сейчас здесь осталось лишь гниюшее старое русло). Отсюда открывался прекрасный вид на белокаменные строения Зилантово-Успенского монастыря, за высокой кирпичной оградой был виден цветущий монастырский сад. Зеленый холм под стенами монастыря издавна служил местом отдыха и праздничных гуляний. Особенно красивы были эти места во время весенних половодий. По Казанке сновали бесчисленные лодки, на которых под гармошку, с песнями, катались местные жители. Многие выезжали целыми семьями и живописными группами располагались под монастырскими стенами.

Свое нынешнее название улица получила в самом конце прошлого, века в связи со 100-летием со дня рождения великого геометра. Теперь разве только старожилы помнят, что в самом ее начале когда-то стоял огромным Воскресенский собор с пятью золочеными куполами, приметными из любой точки города. Собор был знаменит не только своей архитектурой, но и прекрасным хором, которым руководил преподаватель духовной семинарии И. Морев. Примечательно, что после революции этот хор предпочел исполнять в актовом зале университета пролетарский гимн «Интернационал», а его руководитель стал преподавателем в Восточном музыкальном техникуме (ныне Казанское музыкальное училище).

За Кабаном и Булаком люди начали селиться еще в XV—XVI веках. К XVIII веку здесь разрастается целая слобода, называемая Старо-Татарской. Центром ее стала улица, которая ныне носит имя Габдуллы Тукая.

Длинна эта улица, не скоро пройдешь ее из конца в конец. Раньше она делилась на две части: Екатерининская шла вдоль Кабана (название получила от стоявшей здесь приходской церкви великомученицы Екатерины), а ее продолжением после пересечения с Евангелистовской (ныне ул. Татарстан) была Тихвинская (в честь приходской церкви Тихвинской божьей матери).

Тихвинская вливалась в Большую Варлаамовскую. Здесь возвышалась та самая церковь св. Варлаама, про которую казанские студенты распевали озорную песню. Теперь тут шумит-бурлит колхозный рынок.

Даже беглое знакомство с дореволюционной топонимикой убеждает, что улицы чаще всего нарекали в честь культовых сооружений.

Что за счастливцы населяют Вахитовский район: вся классика под боком! От оперного театра до Госпитальной пролегла улица Горького. Поперек нее — Пушкина, Жуковского, Гоголя, Льва Толстого... И вы думаете — это игра случая? Отнюдь!

На теперешней улице Пушкина стоял двухэтажный деревянный дом, принадлежавший тестю Е. Баратынского, у которого Александр Сергеевич гостил в сентябре 1833 года. На улице Толстого, в здании нынешнего ТИУУ, жил в бытность студентом Лев Николаевич. В булочной Деренкова, превращенной ныне в музей, работал юный Алеша Пешков. И думать не думали ни студент, ни пекарь, что пересекутся в свое время улицы, названные в их честь, как пересеклись их писательские судьбы.

За театральным училищем, немного отклоняясь влево, улица Гоголя меняет вывеску — она уже Маяковского, а от нее вниз к Кольцу сползает улица Некрасова... Три великих сатирика в одной связке!

Если вы неспеша пройдетесь по старым улочкам казанского Заречья, внимательно присмотритесь к их именам, поинтересуетесь «биографиями», пред вами раскроются яркие страницы истории рабочего района.

Улицы 25-го Октября, Борьбы, Деловая, Гладилова, Кулахметова... За этими названиями стоят события, вошедшие в историю города и республики, люди, всей своей жизнью и борьбой неразрывно связанные с пролетарским районом. К числу таких относится и сравнительно небольшая улица 1 Мая.

Возникла она в начале XIX века, когда здесь поселились офицеры и чиновники так называемого казенного завода. Тогда тут и построили несколько деревянных домов, а затем появились и три каменных здания, ставшие главной достопримечательностью рабочей слободы:   церковь, казарма и офицерская баня.

Улица расположилась на правом берегу старого русла Казанки. А на левом горда высился белокаменный Зилантов монастырь, обнесенный высокой кирпичной стеной и окаймленный большим тенистым садом. Во время весеннего половодья живописный зеленый холм под стенами Зилантова монастыря служил для жителей слободы излюбленным местом отдыха. Сюда приезжали целыми семьями. Облюбовали холм и казанские студенты. Они отмечали тут праздники весеннего разлива Казанки.

Можно назвать (редкий случай) точную дату рождения этой улицы: 1838 год. Именно в этом году городской архитектор Ф. Петонди спроектировал улицы Первая, Вторая и Третья Гора. Последняя раньше называлась Шарной Горой, а в наше время носит имя Калинина.

До перепланировки эти места представляли собой беспорядочное скопление домов, построенных в основном в XVIII веке, в пору бурного роста Казани. А еще раньше, в стародавние времена здесь были просто лесистые овраги и холмы, ограждавшие с юга городской посад. Найденные в конце прошлого века на вершине горы древние надгробия с армянским шрифтом позволяют предполагать наличие здесь в древности кладбища армянских купцов и ремесленников (неподалеку, у озера Кабан, была в XIV—XVI веках армянская слобода). Живописнейшие были места! Рядом Кабан, вдали голубеет Волга, и город отсюда весь — как на ладони.

Да и в наши дни улица Калинина — одна из самых  уютных  и живописных в городе. В ней много от старой  деревянной Казани, небольшие дома утопают в зелени.