1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 PLG_CONTENT_EXTRAVOTE_LABEL_RATINGPLG_CONTENT_EXTRAVOTE_LABEL_VOTES

Казань занимает особое место в жизни Мусульман России, главным образом татар. Где бы ни жили, они неизменно сохраняют духовную связь с этим своим духовным центром. Здесь прославились многие выдающиеся татарские историки, философы, богословы — просветители своего народа. Именем одного из них — Шигабутдина Марджани — названа самая ранняя (из тех, что сохранились до наших дней) казанская мечеть. Это, несомненно, знаменитейшая мечеть этого волжского города (сейчас в нем 20 мечетей). Но есть в Казани еще одна знаменитая мечеть, история которой полна драматических событий. Об этих двух замечательных памятниках наш сегодняшний рассказ.


Имени Марджани

В 1767 году Казань торжественно встречала императрицу Екатерину II. Пышный прием в ее честь устроили и богатые татарские купцы, и местная знать, присутствовало и высшее мусульманское духовенство. Императрица эта, как известно, весьма внимательно относилась к жизни своих подданных мусульманского вероисповедания, желая, чтобы они были преданными гражданами России. В этот раз она сочла возможным удовлетворить просьбу татарской общественности Казани о строительстве мечети в центре Старо-Татарской слободы города. Еще до своего отъезда из Казани она подписала указ, разрешающий возведение мечети. Тогда же, в 1767-м, начали строить, а в 1770 году на крутом берегу озера Нижний Кабан уже возвышался минарет над двумя этажами прямоугольного каменного здания изящной архитектуры. Внутренняя отделка и убранство были великолепными — приход мечети был богатый, в слободе жили самые состоятельные купцы, татарская знать.

Автор проекта русский архитектор В. И. Кафтырев соединил в облик мечети петербургское барокко второй половины XVIII века с местными художественными традициями. Декор выполняли татарские мастера об этом говорит орнамент, в котором присутствуют столь характерные для татарского национального декоративного искусства тюльпаны, виноградная лоза и другие узнаваемые атрибуты. Об участии в строительстве татарских мастеров говорит и надпись на каменной доске над входом, где упомянуты «Абу-Бек» сын Ибрагима, Якуп сын неизвестного, Муртаза сын Юсуфа, Исхаксын Измаила».

Ярко раскрашенное, изящных форм двухэтажное здание выделялось среди невысокой деревянной застройки утопающей в зелени садов Старо-Татарской слободы и стало организующим градостроительным элементом исторического ансамбля местности на живописном берегу озера.

Вот как отозвался об архитектурном произведении знаток северной ветви мусульманского зодчества Н. Халитов: «На белоснежной глади стен (мечети.— Ред.) выпукло рисуются сдвоенные пилястры, завершенные прекрасной работы гипсовыми капителями, в рисунках которых прихожане легко узнают знакомые им с детства узоры «гюль» («цветок».— Ред.). Круто уходящая вверх крыша мечети уводит взор к стремительно взметнувшейся белоснежной стреле минарета, завершенной изящным полумесяцем на золотом сверкающем «яблоке». Поначалу мечеть называлась Юнусовской — по фамилии купца, вложившего в ее строительство самые большие средства. Но в конце XIX века она получила имя знаменитого ученого и религиозного деятеля Шигабутдина Марджани — он был здесь имамом и 4 главным учителем в медресе при мечети.

В течение двух столетий мечеть не раз перестраивалась, но к чести тех, кто осуществлял реставрационные и перестроечные работы, остались неизменными изысканность ее фасадов, ее прекрасные пропорции, изящество минарета — все и сегодня, как и двести с лишним лет назад, восхищает взор наблюдателя. На редкость счастливая судьба у мечети Марджани — от самого ее открытия до нынешних дней в ней не прерывалось богослужение, в стенах ее всегда совершался намаз.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить