1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 PLG_CONTENT_EXTRAVOTE_LABEL_RATINGPLG_CONTENT_EXTRAVOTE_LABEL_VOTES

Российские цари - их любили и ненавидели. Матриархат

65 лет из отпущенной на XVIII век сотни в России вершили власть женщины! Подобного наша история больше никогда не знала.

Приезд в Казань Екатерина II

Екатерина I, Анна Иоанновна, Елизавета Петровна, Екатерина II - череда ярких имен, оставивших весомый след в российской истории. Особое место среди них занимала Екатерина II, и не потому, что правила дольше всех (34 года), а потому, что личностью была неординарной и весьма одаренной. Какими только характеристиками не награждали ее современники и потомки: просвещенный монарх, радеющий о судьбах своего народа и жестокий, беспощадный политик, отменный литератор с некоторым философским уклоном и страстная, любвеобильная женщина... Ее боготворили и ненавидели.

С юмором все легче

В Казани ее любили. И не только за то, что она "даровала" свободу вероисповедания и торговли мусульманам Поволжья, но и за уникальную способность очень быстро и подчас с юмором решать возникающие вопросы. Сохранилось свидетельство того, что казанские городские власти, обеспокоенные строительством слишком высокого, по их мнению, минарета мечети, обратились к императрице: "Ты хоть и дала мусульманам разрешение на строительство мечети, но они строят очень высоко". На что Екатерина ответила: "Я определила им место на земле, а в небо они вольны подниматься по своему усмотрению, потому что небо не входит в мои владения".

Вниз да по Волге

А для того, чтобы лучше узнать свои владения, молодая царица весной 1767 года задумала совершить путешествие по Волге. С этой целью в Твери были построены четыре красивые галеры. Галера под названием "Тверь" предназначалась императрице и ее ближайшему окружению. Длина судна была 39 метров, наибольшая ширина достигала почти 8 метров, а высота от килевой линии -1,9 метра. Большую часть палубы занимали лавки гребцов, которых было по 12 на каждом борту. Для них же в трюме центральной части судна предусматривалось специальное помещение, где они "отдыхали" во время стоянок, лежа на полу.

Сама Екатерина II и ее окружение размещались на корме, где было устроено шесть небольших, но комфортабельно обставленных кают. Стены их были украшены резьбой и обиты дорогими тканями. Самая примечательная из них - спальня царицы. Эта небольшая квадратная комната (3,2 х 3,2 м) почти целиком занималась низкой, но очень широкой деревянной голубой с позолотой кроватью. К сожалению, от роскошного убранства спальни императрицы Екатерины II еще в конце XIX века не осталось и следа. Сама кровать в это же время была пожертвована Казанской городской думой научно-промышленному музею, где ее след затерялся в 30-е годы, когда бесследно исчезали не только предметы, но и люди. Несколько по-иному сложилась судьба у галеры "Тверь". Этот редчайший памятник отечественного судостроения XVIII века был доставлен в Казань вскоре после завершения вояжа Екатерины II. Долгое время она стояла в Казанском адмиралтействе, а после его упразднения в 1830 году осталась на берегу Казанки под открытым небом. Много позже (в 1888 году), когда угроза утраты галеры как памятника истории и культуры проявилась в полной мере, городские власти опомнились и соорудили для нее деревянный ангар. Это продлило жизнь галеры еще на несколько десятков лет. Но в 1956 году случилось непоправимое. То ли по злому умыслу, то ли просто по чьей-то небрежности возник пожар, уничтоживший этого немого свидетеля былого величия.

Потеря действительно невосполнимая. Впрочем, вернемся к канве нашего рассказа.

Вечером 26 мая 1767 года галера по высокой весенней воде медленно подошла к Тайницкой башне Казанского Кремля... Так началось пятидневное пребывание Екатерины II в нашем городе. Пребывание, до избытка заполненное службами в соборах и монастырях, разъездами по городу в карете и посещением специально организованного праздника, где императрице были показаны представители основных народов, населявших Казанскую губернию в то время.

"И ожидала нас карета у обочины"

Из дореволюционных источников известно, что Екатерина II путешествовала по городу в карете.

"У пристани Ее Величество, сев в приготовленную карету, изволила пойти сквозь Тайницкие ворота в город прямо к соборной Благовещения Пресвятой Богородицы церковь". Можно предположить, что экипаж был доставлен в город накануне приезда царицы. Также принято считать, что карета была подарена императрицей архиепископу Казанскому и Свияжскому Вениамину при ее отъезде из города. Хотя в позднейших описях архиерейского дома она не значилась. С другой стороны, доподлинно известно, что летом 1839 года Архиепископ Павел передал экипаж Городской думе, которая с благодарностью приняла ее, а в 1896 году подарила музею, незадолго до этого открытому. Что же из себя представляла карета? По своему внешнему виду, конструкции и отделке она походит на экипажи периода правления императрицы Елизаветы Петровны (1741-1761 гг.), изготовленные и привезенные из Франции. Двухместный возок кареты был свободно расположен на кожаных ремнях, выполнявших функции рессор. Натяжение ремней регулировалось в зависимости от рельефа дороги лакеем, стоящим за возком кареты с помощью специальных железных ключей. Сам возок был украшен четырьмя рисунками мифологического содержания: два на дверцах - Зевс и Нептун, Венера перед Зевсом; один рисунок на задней стенке - колесница Нептуна, один спереди - ладья Нептуна. В добавление к этому имелось четыре медальона сходного содержания, расположенных рядом с дверцами. Живопись, отличавшаяся ярким колоритом и выдержанностью, относилась к середине XVIII века. Поражают размеры кареты: ее длина достигала 6 метров, высота 2,8 метра, диаметр задних колес поистине велик - 1 метр 80 сантиметров!

Обычно царский выезд был величествен и надолго оставался в памяти. Даже если сделать скидки на значительную удаленность от столицы и чисто технические трудности столь длительного путешествия, увиденное поражало глаз. "Карета Ее Величества в восемь лошадей и у каждой лошади шло по одному конюху с прутиками, перед цугом шли четыре придворных скорохода и два арапа по трое на стороне. С каждой стороны шло еще по четыре гайдука. За каретой же - взвод кавалергардов..."

Карете ныне по меньшей мере 240 лет, и время, конечно же, наложило на нее заметный отпечаток. Первая фрагментарная реставрация живописи, проведенная еще в 1890 году, лишь ненадолго замедлила процесс "старения" экипажа. И поэтому перед современными реставраторами стоит задача по сути дела "воскрешения" этого уникального памятника мирового значения. Работа идет полным ходом, и можно надеяться, что в скором времени карета как бы заново родится и предстанет в том виде, какой была при императрице. В Казани Екатерина II запомнила многое. Не случайно она в своем послании графу Н.И.Панину отмечала: "Мы вчера вечеру сюда приехали и нашли город, который всячески может слыть столицей большого царства; прием мне отменный; четвертую неделю видим везде одинаковую радость, а здесь еще отличнее... Здесь триумфальные ворота такие, лучше которых я еще не видала..."

Ворота

А удивиться было чему. Об этих воротах много писалось и особенно много говорилось. Самих триумфальных ворот было двое - одни находились у самого въезда в крепость, а вторые - в районе современных улиц К.Маркса и В.Жуковского. Сохранилось их краткое описание. Приведу его полностью. "Триумфальные ворота состояли из одной главной и двух боковых арок, также из одной галереи и купола, украшенных пилястрами, столбами и многочисленными в рост человеческий вырезанными и позолоченными статуями". Да, зрелище действительно величественное и нетипичное, тем более для провинциального города.

На балу

Казанцы очаровали: императрицу, а посему она с охотой приняла приглашение удостоить своим присутствием бал-маскарад, устроенный в ее честь в доме губернатора господина Квашнина-Самарина. Бал по казанским меркам был грандиозным. И "Санкт-Петербургские ведомости", как подобает столичной газете, подробно рассказали об этом.

Гостей съехалось до 250 человек. Причем благопристойность проведения и искусство в танцах ясно свидетельствовали, что дворяне казанские "в благонравии и воспитании нимало живущим в престольных городах не уступали". Между тем Ее Императорское Величество около полуночи кушать изволила. Стол был велик, великолепен, вкусен и достоин "всевысочайшей гостьи и усердия хозяина". Прием Екатерине II настолько понравился, что в своем дневнике она записала: "В Казани мы могли бы, если бы хотели, танцевать в течение месяца на девятнадцати балах, - когда мы увидали это, то потеряли желание возвратиться в столицу, и не будь к тому необходимости, не знаем, чем бы кончилось дело".

Но, как говорится, чему быть - того не миновать. Неотложные дела требовали непременного присутствия императрицы в столицах...


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить