Российские цари - их любили и ненавидели. Матриархат

65 лет из отпущенной на XVIII век сотни в России вершили власть женщины! Подобного наша история больше никогда не знала.

Приезд в Казань Екатерина II

Екатерина I, Анна Иоанновна, Елизавета Петровна, Екатерина II - череда ярких имен, оставивших весомый след в российской истории. Особое место среди них занимала Екатерина II, и не потому, что правила дольше всех (34 года), а потому, что личностью была неординарной и весьма одаренной. Какими только характеристиками не награждали ее современники и потомки: просвещенный монарх, радеющий о судьбах своего народа и жестокий, беспощадный политик, отменный литератор с некоторым философским уклоном и страстная, любвеобильная женщина... Ее боготворили и ненавидели.

С юмором все легче

В Казани ее любили. И не только за то, что она "даровала" свободу вероисповедания и торговли мусульманам Поволжья, но и за уникальную способность очень быстро и подчас с юмором решать возникающие вопросы. Сохранилось свидетельство того, что казанские городские власти, обеспокоенные строительством слишком высокого, по их мнению, минарета мечети, обратились к императрице: "Ты хоть и дала мусульманам разрешение на строительство мечети, но они строят очень высоко". На что Екатерина ответила: "Я определила им место на земле, а в небо они вольны подниматься по своему усмотрению, потому что небо не входит в мои владения".

Казань не сразу строилась

Василий Андреевич Трифонов родился в 1840 году на Дону, окончил реальное училище в Новочеркасске и технологический институт в Петербурге. Родом он был из мещан, личное дворянство получил за трудовые заслуги.

«Человек есть нить, протянувшаяся сквозь время, тончайший нерв истории, который можно отщепить и выделить и по нему определить многое». Эти слова замечательного русского писателя Юрия Трифонова можно в полной мере отнести и к его казанскому однофамильцу - архитектору Василию Трифонову.

Вся строительная деятельность Василия Трифонова связана с Казанью. Здания Нацбанка, Шамовской больницы, Главпочтамта, гостиницы «Совет», сельхозакадемии и физкультурного факультета КГПУ, дом на Кольце - это лишь немногое из построенного им по собственным и чужим проектам. И еще реконструированная Варваринская церковь.

В буйно-многокрасочном полотне судьбы нашего земляка Федора Ивановича Шаляпина есть один стежок, строчка, выписанная в Татарской слободе. Здесь он восьми-девятилетним мальчиком жил с родителями в 1881—1882 годах. Много позднее он не раз задавался вопросом, почему театр стал светом в окошке, заполнил целиком все его существо. И находил этому «простое объяснение»: «Действительность, меня окружавшая, заключала в себе мало положительного.

"В реальной моей жизни я видел грубые поступки, слушал грубые слова". Душа рвалась к иной, благородной жизни. Да, жестокосердие, окружающее юного человека может сработать двояко: подчинить его себе, сделать таким же, как и все, или, напротив, породить упрямое, до искусанных губ, стремление вырваться из болота. Шаляпин вырвался. Великий дар привел на сцену, на ней он воплотил гения красоты. Из сора и грязи выросло огромное, сломавшее все мерки культурное явление и предстало перед потрясенными людьми.

Сегодня, когда мы возвращаемся к истокам подлинной истории своего Отечества, невозможно не вспомнить имена выдающихся государственных деятелей забытых в советское время. К плеяде таких личностей относится император Александр II, который был прозван Освободителем (годы правления — 1855 -1881).

Годы правления Александр II ознаменовались целым рядом великих реформ, значительно двинувших вперед российскую жизнь. Важнейшими из этих преобразований стали: освобождение крестьян от крепостного права в 1861 году; дарование подданным в 1864 году «суда гласного, скорого, правого, милостивого и равного для всех»; земское и городское самоуправление; издание в 1874 году Устава о воинской повинности, обязательной для всех сословий; учреждение университетов Новороссийского (в Одессе) и Варшавского; основание филологических институтов в Петербурге и Нежине (здесь был раньше юридический лицей), учительских семинарий и институтов, открытие женских гимназий и прогимназий; существенное Улучшение путей сообщения.

Быль о полицейском, который не брал взяток

Шагиахмет Алкин.
Этот уникальный снимок публикуется впервые.

В августе 1836 года вся казанская полиция, равно как и прочие городские учреждения, была поставлена на ноги: ожидалось прибытие государя императора. К визиту подготовились согласно славной российской традиции — ударными темпами убрали покосившиеся заборы, подкрасили фасады, переловили и посадили в кутузку всевозможных "мазуриков" и приняли другие "профилактические" меры.

Николая I, прибывшего 20 августа из Нижнего Новгорода на частном пароходе астраханского купца Яралова, встретил на берегу губернатор С. Стрекачов со свитой. Среди немногих татар в ней был пристав 1-й полицейской части города. Поскольку именно ей были подведомственны основные "объекты посещения", полицейский не отлучался от императора, и только по время службы в Кафедральном кремлевском соборе остался у паперти: мусульманину не должно вступать ни а какой храм, кроме мечети.

 

 Здесь, в уютном уголке Казани на пересечении улиц Лобачевского и Кремлевская, все напоминает о великом сыне земли русской Николае Ивановиче Лобачевском. Памятник ему воздвигнут на одном меридиане с городской астрономической обсерваторией. На трехметровом колоннообразном постаменте из полированного черного гранита установлен бронзовый бюст гениального математика.

Первоначально постамент был украшен накладными бронзовыми деталями: эмблемой геометрии — треугольником, циркулем и лавровой ветвью. Торжественное открытие памятника состоялось в 1896 году, и поэт сказал о нем так:

Сегодня из исторического небытия возвращаются имена многих и многих незаслуженно забытых деятелей из среды российских предпринимателей. Однако этот процесс почти не коснулся тех, кто жил в провинции. Согласимся, нельзя создать объективную картину прошлого, оставляя без внимания общественно значимую деятельность местных купцов и промышленников. Без них невозможен был бы прогресс в экономической жизни страны. Но не только. Они внесли ощутимый вклад и в развитие общественной и культурной жизни России.

Чаще всего они проявляли себя в области местного самоуправления или в сфере благотворительности, которую следует отнести к наиболее ярким явлениям российской действительности. Основу этого феномена составили не только социально-экономические, сколько духовно-нравственные процессы, требующие глубокого осмысления. Движение благотворительности, с середины XIX века широко разлившееся по России, идеи бескорыстного служения общественным интересам способствовали, в определенной мере, гуманизации общества в целом.

Меншиков Александр Данилович (1673 -1729), сподвижник Петра I, светлейший князь (1707), генералиссимус (1727). Сын придворного конюха. Крупный военачальник (1700 -1721), президент Военной коллегии (1718 -1727). При Екатерине I фактический правитель государства. Императором Петром II сослан в Березов.

Советский энциклопедический словарь, 1986 г.

 

Сначала немного истории. После смерти Петра I фортуна оставалась благосклонной к Меншикову. Обязанная Меншикову престолом Екатерина I дала согласие на брак царевича Петра Алексеевича, внука Петра I, которому в то время было 11 лет, объявленного ее наследником, с дочерью Меншикова Марией. Но в мае 1727 года Екатерина I умерла, и властный Меншиков подчинил юного императора своему влиянию, заставив присвоить ему, бывшему торговцу пирогами, звание генералиссимуса.

Во время долгой болезни Меншикова Петр II под влиянием придворных согласился на отставку Меншикова. К тому же Мария Меншикова, хотя и была красива, но никогда не нравилась юному жениху. Он предпочел ей веселую, бойкую 18-летнюю Елизавету (будущую императрицу).

Не столь счастливой оказалась судьба красавицы-мечети, расположившейся на берегу озера Кабан, отделяющего ее от мечетей старой Казани. Ее архитектура подчеркнуто восточного стиля, без западных элементов. Высокий минарет застыл над зеркальной гладью озера, которая так же спокойно отражала другую мечеть, возведенную на этом самом месте 1000 с лишним лет назад. Да, если верить преданию, история мечети началась именно тогда, когда Волжская Булгария решила официально принять ислам. Но арабский путешественник Ибн Фадлан, прибывший сюда с религиозной миссией из Багдада, проповедовал ислам суннитов.

С этим не мог согласиться приближенный булгарского царя, его казначей Коббанимэн, уже давно ставший последователем другого направления ислама — шиизма. Он покинул царский двор и двинулся со своими родственниками и близкими друзьями вверх по Волге. Кочуя, добрались они до места, где стоит сегодня Казань. И решили остаться именно здесь — всех покорила красота большого чистого озера, его берегов, усыпанных красными тюльпанами, плавающих по его водам белых лебедей. Здесь род Коббанимэна начал строить дома, а имам Кульмамет в своей новой усадьбе построил еще и первую в здешних местах мечеть — именно на том месте, где высится минарет нынешней мечети. Озеро назвали по имени Коббанимэна, с веками оно стало именоваться на русский лад «озеро Кабан» (в некоторых источниках сохранилась буква «о» — «Кобан»). Мечеть же называлась Кульмаметовская.

В 2012 году исполннилось 218 лет со дня рождения величайшего мастера своего дела, губернского архитектора Казани Фомы Ивановича Петонди.

Казань первой половины XIX века нельзя представить без зданий, построенных по проектам Ф. Петонди. Ему вместе с архитекторами П.Пятницким и М. Коринфским город обязан своим стильным обликом, который вызывал единодушное восхищение всех видевших город в то время. Фома Иванович Петонди родился в I 794 году в городе Орле в семье итальянскою архитектора, который приехал в Россию в 1779 году и принял русское подданство.

Петонди учился сначала у отца, а с 1811 года он — ученик Московского кремлевского отделения экспедиции строений. Он был воспитан в классических традициях знаменитых русских зодчих В.Баженова, М.Казакова и других.

Казань занимает особое место в жизни Мусульман России, главным образом татар. Где бы ни жили, они неизменно сохраняют духовную связь с этим своим духовным центром. Здесь прославились многие выдающиеся татарские историки, философы, богословы — просветители своего народа. Именем одного из них — Шигабутдина Марджани — названа самая ранняя (из тех, что сохранились до наших дней) казанская мечеть. Это, несомненно, знаменитейшая мечеть этого волжского города (сейчас в нем 20 мечетей). Но есть в Казани еще одна знаменитая мечеть, история которой полна драматических событий. Об этих двух замечательных памятниках наш сегодняшний рассказ.