Моя тетушка, родившаяся на исходе девятнадцатого века и вместе с веком двадцатым пережившая все исторические катаклизмы, до самой смерти, — а прожила она более 80 лет — могла читать по-немецки без словаря. Когда же к ней приезжала подруга детских лет, они любили «тряхнуть стариной» и поболтать на языке французских королей. Дамы эти в свое время окончили казанскую Ксенинскую гимназию, и в дальнейшем их профессиональные интересы были совсем в стороне от иностранных языков. Но знаний, полученных в гимназии, им с лихвой хватило на всю жизнь.

Университетские клиники

Эти здания, искусно стилизованные под британские университеты, наверняка знакомы каждому жителю Казани. Здесь, в районе улиц Толстого и Бутлерова, разместился больничный городок — клиники и стационары самых разных медицинских специализаций. Истории их началась в далеком 1893 году.

Именно тогда профессор Л. Левшнн разработал грандиозный по тем временам проект лечебного учреждения, включающий множество усовершенствований. Огромные окна, плитка и стекло в интерьерах, исключающая дым и сажу система отопления, водопровод и канализация — все это должно было обеспечить максимальную чистоту и стерильность помещений. Для прогулок выздоравливающих предусмотрели даже сады с тенистыми аллеями.

В начале века в Казани существовало до полусотни разных обществ, клубов, собраний. Объединялись все: и портные, и высокопоставленные чиновники правительственных учреждений, пчеловоды и любители конского бега, офицеры-военные врачи и дамы-домохозяйки. Каждый клуб стремился иметь собственное помещение, в каждом, среди прочих развлечений, видное место занимал театр — то самодеятельный, домашний, а то и для всего города играющий. И когда в 1908 году Купеческий клуб перешел с Б. Проломной улицы из Биржи (ныне магазин «Подарки») в новое помещение — в дом Журавлевых на Вознесенской улице, никто не удивился появлению здесь театрального зала (сейчас это здание Молодежного театра).

...Гордая царица, не пожелавшая встать на путь предательства, поставила грозному царю условие: выстроить за неделю башню, такую же стройную и высокую, как она. Семь суток без отдыха трудились мастера, возводя каждый день по ярусу. Когда башня была готова, поднялась на нее неприступная Сююибике, взглянула в последний раз на родимые края да и бросилась с вершины на острые камни, лежавшие у подножия башни. С тех пор и носит башня имя великой казанской царицы.

Так из сезона в сезон сообщают казанские экскурсоводы одну из красивый легенд приезжающим в город туристам.

Туманны и разноречивы предания о казанской ханше Сююмбике. И все же попытаемся шаг за шагом документально проследить ее судьбу, ставшую центром ожесточенных дипломатических баталий между Иоанном IV Грозным и ногайскими мурзами, родственниками Сююмбике.

Посаженный на казанский престол при поддержке Москвы хан Джан-Али многим был обязан великому князю Василию III. Поэтому, в порядке тогдашних традиций, в июне 1533 года в Москву прибыло посольство из Казани, уполномоченное просить Василия III, чтобы он дал волю Джан-Али «...у Юсуф мурзы Нагайскаго женитися», великий князь возражал: «...Яналея царя брата и сына своего пожаловал, на ту волю дал и ослободил ему у Юсуф мурзы дочерь за собя взяти того ради, чтобы земля Казанская в упокое была...» - гласит Львовская летопись.

Известный художник, писатель и краевед Эдуард Петрович Турнерелли оставил яркий след в историографии и иконографии Казанского края. Он родился 13 октября 1813 г. в Лондоне, учился во всемирно известном Карлов-колледже в Ирландии. В двадцать три года, приехав в Россию, он поступает в Петербургский университет, где получает звание домашнего учителя английского и латинского языков.

 В июле 1837 г. по приглашению попечителя Казанского учебного округа М. Мусина-Пушкина Турнерелли приехал в Казань преподавать английский язык в университете. Город восхитил воображение молодого англичанина, зажег в нем жажду изучения нового для себя края. Благодаря своей коммуникабельности Турнерелли сумел войти в круг людей, занимающихся местной историографией, вместе с ними изучал достопримечательности, все записывал и зарисовывал. Результатом этого явился альбом литографий «Виды Казани, рисованные с натуры Эдуардом Турнерелли», вышедший в 1839 году. Печатавшийся в Лондоне, альбом отличался высоким издательским уровнем и художественным мастерством оригиналов, выполненных автором.

Как лечили «великого немого»

Сегодня нам уже даже как то странно представлять себе немое кино и вряд ли мы смогли бы всерьез воспринимать такие картины. В те же времена, когда люди еще не опомнились от нового «чуда» и вопили от испуга, глядя на бесшумно несущийся на них с белой простыни на стене паровоз, отсутствие звука воспринималось как не что совершенно естественное (мы же не удивляемся сегодня, что не чувствуем с экрана запахов). Но по мере развития и совершенствования синематографа кинопрокатчики все больше задумывались — чем бы «забить» ватную тишину в зале, нарушаемую лишь бормотанием посетителей.

В большинстве случаев вполне достаточным оказывалось посадить за пианино аккомпаниатора, чтобы он поддерживал киношные страсти специально подобранной музыкой. Однако уже в конце прошлого века немало пытливых умов задалось проблемой — как реально озвучить движение на экране? Экзотических опытов производилось множество, бывали и относительно удачные.

"Скорая помощь" сегодня.

Как и когда в Казани появилась служба скорой медицинской помощи.
Станцию скорой и неотложной помощи Казани обслуживает около 1200 сотрудников - это врачи, санитары, медсестры, водители.
Автопарк насчитывает 92 машины, среди которых 2 реанимобиля для оказания Срочной помощи.
За сутки бывает от 100 до 800 вызовов. Их количество возрастает в воскресные и праздничные дни.

- Больных обслуживает в среднем 55 бригад, хотя для миллионного города их нужно около 100. Есть бригады интенсивной терапии, педиатрические, кардиологические, психоневрологические.

От вокзала отходит электричка, стуча колесами, подъезжает к платформе «Адмиралтейская слобода». Вряд ли большинство пассажиров, да и казанцев вообще догадываются, с чем связано это необыкновенное название. А ведь город наш по праву может гордиться вкладом своим в становление российского флота.

Казань расположена в Среднем Поволжье, на берегах важнейшей водной артерии Восточной Европы. С незапамятных времен наши реки славились своими судами, строились которые на их берегах. В начале первого тысячелетия края эти населяли угро-финские народности, большие поселения которых находились по берегам Волги, Камы, Оки и других больших рек, по которым плавали они на долбленых челноках больших и маленьких, занимались рыбной ловлей, торговали с соседями, а бывало, умели защитить себя от врагов.

Сейчас с этим понятием у нас почти ничего не связывается, так, нечто туманное. А раньше то был один из подлинных центров городских увеселений. Наряду с соседним Панаевским садом это было едва ли не самое манящее место — и днем, и особенно вечером. Располагался сад в треугольнике нынешних улиц Некрасова, Маяковского и Щапова (по-старому Старо-Горшечной, Поперечно-Горшечной улиц и Собачьего переулка, «Собачки»).

Перелистаем же несколько страниц его бурной биографии.

Сад этот имел много названий. В газетах, а следом за ними и в книгах его звали то Износковский, то «бывший Николай», то Александровский, то «летний сад Соединенного собрания», то «Аквариум», Более известен как «Эрмитаж».

Начнем издалека, с самого-самого начала.

В татарской художественной литературе, в частности, в произведениях Г. Тукая, часто упоминается Сенной базар. В какой части Казани он находился и что собой представлял?

Одним из самобытных архитектурных комплексов дореволюционной Казани являлся Сенной базар, просуществовавший вплоть до 30-х годов нашего столетия. Самый северный из восточных базаров России, он был одной из достопримечательностей Казани, привлекавшей внимание приезжих своей красочностью и необычностью.

Базарная площадь формировалась в течение второй половины XVIII—начала XX веков на месте бывшего кладбища. По периметру она была застроена доходными домами, купеческими лавками и складами, производственными помещениями, банями, закусочными.

Летом 1909 года Казань жила необыкновенной, непривычно торжественной и ярко праздничной жизнью.

4 июля (старый стиль) здесь открылась выставка, официально именуемая так: Международная выставка мелкой промышленности, профессионального образования, сельского хозяйства с отделами крупной промышленности и противопожарного дела.

Два с половиной года понадобилось Казанской губернской земской управе, а впоследствии и Министерству торговли и промышленности, чтобы воплотить идею выставки в жизнь. Одной из основных задач, которые ставили перед собой ее организаторы, была следующая: «Дать потребителям возможность ознакомиться с продуктами различных производств по мелкой промышленности и сельскому хозяйству и тем способствовать сбыту их, а также ознакомить производителей с лучшими образцами изделий крупной промышленности и таким образом содействовать поднятию уровня мелкой промышленности и сельского хозяйства».