1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 PLG_CONTENT_EXTRAVOTE_LABEL_RATINGPLG_CONTENT_EXTRAVOTE_LABEL_VOTES

Те, кто внимательно следит за газетными публикациями о прошлом Казани, замечают, что чаще всего переписываются одни и те же сведения, упоминаются одни и те же здания, события, имена. Вырастает новое поколение, и в повторах нет особенного греха, но познакомить читатели со сведениями, упрятанными в архивных папках и ветхих подшивках гораздо интересней. Приглашаем вас к тому же мосту на железной дороге Казань-Екатеринбург. Вы узнаете о том, как развивались события до того дня 10 ноября 1928 года, когда первый пассажирский поезд на Свердловск прошел над Оренбургским трактом.

железная дорога казань

Вокзала в Козьей не получилось. Получилось издательство

На паровозе сняла популярная в то время надпись: «Смерть капиталу!» Но именно капитал стоял у истоков этой дороги.

Энергичный Николай Карлович фон Мекк, председатель правления Общества Московско-Казанской железной дороги в 1910 году добился у правительства права ведения работ по спрямлению железной дороги Москва — Казань и продолжению ее до Екатеринбурга. Развернулись работы на трассе от Люберец до Шихран (нынешний Канаш) через Муром и Арзамас. Строился Романовский мост у Свияжска. Изыскательские партии заработали от Казани до Урала.

Сразу же встал вопрос: где именно пройдет у Казани эта железная дорога? Общество МКЖД решительно поддержало так называемый Северный вариант — от нынешней станции Юдино поезда должны были идти через Козью слободу, пересечь Казанку и выйти к Дербышкам. Фон Мекк предлагал даже перенести Казанский вокзал в район Козьей слободы, но городская дума решительно этому воспротивилась. Да и то сказать — всего четырнадцать лет прошло, как отстроили вокзал в Мокрой слободе, а тебе предлагают выстроить новый, да еще отделенный от города тонкой поймой Казанки. Ничего более издевательского городу предложить было нельзя, и вокзала в Козьей не получилось.

Напомню, что Козьей слободой звалось как раз то место, где отпечатана эта газета — чуть ли не четверть площади бывшей слободы занимает газетно-журнальное издательство.

«...Через пролив между озерами Кабанами»

Н.К.фон Мекк особой деликатностью не отличался, но тут нашла коса на камень: отцы города в конце концов отвергли не только фантастический вокзал в Козьей, но и вообще весь Северный вариант. Точка была поставлена на думском заседании 9 августа 1913 года. Городской голова обратился к гласным с вопросом: «Желательно ли принятие южного направления подхода к г.Казани?» и констатировал: «Принято единогласно».

Так начинался Южный подход. Инженер-путеец А.3уземиль, опираясь на проведенные еще в 1890-х годах изыскания инженера Лутовинова», рассчитал средства, необходимые для путевых работ. В его расчетах нашлось место и «мосту для пропуска Оренбургского шоссе», с которого начался наш рассказ. «Трехпролетный, с обсыпными устоями и береговыми быками», оценен он был почти в 50 тысяч рублей, из которых 6 тысяч назначались на облицовку. На одном из облицовочных камней и была выбита дата — 1917. Упомянут в расчетах мост у Архангельского кладбища и, конечно, «мост через пролив между озерами Кабанами» стоимостью в 109 тысяч рублей. Несмотря на военное время, строительство шло быстро, и к осени 1917 года встал вопрос о пуске поездов на Ижевск.

И все же Северный — первый

Но тут случилась революция. Красные, белые, чехи. Комуч, грозный 1919-й — и вот губернский коммунотдел уже занят размещением штаба и частей Запасной армии республики, этого детища Реввоенсовета и его главы товарища Троцкого. Именно силами этой армии и был выстроен Северный ход, соединяющий Юдино и Дербышки. Трасса прошла уже не через Козью слободу, а севернее новой Удельной стройки.

Напомним, что все многочисленные до недавней поры Союзные улицы — это переименованные в одночасье Удельные. Сама же стройка называлась Удельной оттого, что жилые дома казанцев строились на землях удельного ведомства.

На северной границе этих земель горожан сейчас пугает коробка «нового» вокзала, с проектом которого они имели возможность впервые ознакомиться ровно двадцать лет назад, в 1974 году.

Неудобства северного варианта были терпимы, когда речь шла о сквозных грузовых, чаще всего военных перевозках. Но в мирную пору стало невмоготу мириться с тем, что свердловский поезд сначала через Юдино приезжал в Казань, потом снова возвращался в Юдино и оттуда Северным ходом шел к Дербышкам. Все эти маневры занимали около двух часов. Поэтому и занялись Южным подходом, постепенно приходившим в запустение. За год его довели до ума.

И когда безупречный, поистине образцовый «Урал» ранним утром стучит колесами по мосту у Роторной, вспомним, что этот «Ельцин-экспресс» — наследник того почтового №4, который до ноября 1928 года подолгу маневрировал у Казани.

Проектировали все, ветеринары — тоже

В пухлом архивном деле с материалами о строительстве дороги подшит любопытный документ. Это специально отпечатанная карта части города со слободами, озаглавленная так: «Вариант подхода к Казани Московско-Казанской железной дороги без мостов через Казанку. Эскизный проект ветеринарного врача И. А Лиманова». Половина карты занята печатным текстом, насыщенным обличениями и инвективами в адрес возможных оппонентов, в которые ветврач вложил всю страсть души.

Редкий картографический курьез вызвал интерес у казанского архитектора С.Саначина, готовящего к выпуску свою «Историю картографирования Казани» в четырех частях. К описаниям трех сотен планов города прибавилось еще одно, единственное в своем роде.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить