1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 PLG_CONTENT_EXTRAVOTE_LABEL_RATINGPLG_CONTENT_EXTRAVOTE_LABEL_VOTES

На руинах красивой идеи…

Если бы камни могли говорить, то эта скромная, простой бутовой кладки стенка у входа в Ленинский сад поведала бы нам удивительную и печальную историю о судьбе одной демократической идеи, посвященной высокому духу народного просвещения...

После триумфа выставки 1890 года, проходившей на Николаевской площади и Черном озере, город решил всерьез заняться благоустройством этой своей части. По контуру посадили деревья, в образовавшихся аллеях наставили скамеечек, предоставив казанцам новое место отдыха. Однако неподалеку уже имелся Черноозерский сад, и для того, чтобы привлечь к новому парку внимание публики, требовалось нечто необычное. И вот появилась идея «Народной аудитории» — так городской голова С. Дьяченко назвал предложенный им на рассмотрение Думы проект здания, призванного нести свет просвещения в широкие массы...

 

Еще с 1878 года профессора университета во главе с Н. Сорокиным начали проведение «народных чтений». Билеты стоили всего три копейки, так что посетителей хватало, да вот только не было у лекторов постоянного места...

На стыке интересов головы и университетских ученых и родился замысел единого городского центра просвещения, эдакого театра знаний. Рисковый был человек С. Дьяченко, отлично сознавал, что не одобрит скупая Дума это начинание, но все же решил попробовать.

Однако первый проект, предусматривавший строительство под Университетским бугром двухэтажного здания с шестью магазинами и залом на 1200 человек, думцы «зарезали» сразу, не пожелав устраивать «торжище» близ Николаевской площади.

Второй вариант предполагал уже только огромный зал на 1500 человек. Никаких курительных, фойе, буфетов — спартанский характер постройки обусловливался соображениями жесткой экономии.

Этот вариант прошел. В 1898 году его утвердил технический отдел Губернского правления. Архитектор Б. Нилус спроектировал здание (в излюбленном старорусском стиле, из красного кирпича), и с 5 июля 1898 года, благословясь, начали копать котлован. Но тут «встал на дыбы» университет, категорически возражавший против подкопа под бугор. Ректор потребовал от строителей сначала надежно укрепить склон (кстати, совершенно справедливо).

Пока Дума прикидывала, где бы взять на это денег, стенку, и по сей день подпирающую неустойчивый Университетский бугор, возвели в счет будущих доходов от аудитории.

Строительство аудитории шло не просто медленно, а ужасно медленно, ассигнования на него выделялись по остаточному принципу и щедростью не радовали. В итоге удалось лишь заложить фундаменты и чуть-чуть приподнять над ними стены. Увы, на этом этапе хорошая идея так и умерла от нищеты, не успев воплотиться в камне.

В 1905 году во временном дощатом павильоне здесь более полугода показывали гигантскую картину «Великий князь Дмитрий принимает от св. Сергия Радонежского благословение» (16 на 4 метра, авторы — А. Чахров и Г. Лисснер), а в 1914 году площадку присмотрел для своего синематографа г-н Матвеевский, которому было отказано. Причина — возможная порча посетителями цветников и газонов. Однако место все же вскоре отдали, причем именно под «синему», г-же Платоновой — за сто рублей в месяц. Городские власти пытались хоть что-то получить с этих «руин» в скудный бюджет военного времени. Но утлый балаган так и не принес ни доходов владелице (а значит — и казне), ни радости горожанам...

А потом здесь, как говорится, все «быльем поросло». И стоит лишь немая каменная стенка — как грустный памятник красивой, но так и не реализованной идее.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить