1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 PLG_CONTENT_EXTRAVOTE_LABEL_RATINGPLG_CONTENT_EXTRAVOTE_LABEL_VOTES

 

В 1926 году Казань была Венецией

Последним паводком, который стал для республики настоящим стихийным бедствием, были весенние события 1926 года. Что происходило тогда, к примеру, в Казани, мы попытались выяснить по архивным материалам.

Зима 1926 года была затяжная, долго не сдавала своих позиций. Только в конце апреля на Волге стали появляться намеки на ледоход. А в начале мая неожиданно началось наводнение.

Продолжалось оно с восьмого по двадцатое мая. Земляные валы и дамбы были быстро размыты напирающей водой. Бедствие осложнилось тем, что предохранительная система не была рассчитана на подобную нагрузку. Вода не поднималась так высоко в течение многих десятилетий. По крайней мере, ни о чем подобном архивные источники не говорили аж с 1719 года.

 Причиной было во многом и то, что накануне осенью шли обильные дожди и почва, до отказа пропитавшаяся влагой, талые воды больше не принимала. Естественно, это вызвало мощные грязевые стоки и эрозию укреплений. Произошли многочисленные прорывы воды из Волги в жилые и промышленные районы. Поначалу затопленными оказались приволжские пригороды.

Уровень воды в реке продолжал подниматься (в конце концов он превысил норму на 14,5 метра), и уже 12 мая в центре города затопило пятьдесят одну улицу, что вызвало настоящую панику. С прилавков магазинов сметали продукты, соль, спички, мыло. Власти вынуждены были прибегнуть к принудительному выселению жителей из опасных районов. Люди неохотно покидали чердаки своих домов, рассчитывая, что вода не сегодня - завтра обязательно спадет. С помощью милиции отселить удалось около десяти-тринадцати тысяч казанцев. Людей размещали в школах, конторах и клубах.

Не обошлось и без роста цен на хлеб. Его стоимость увеличилась почти втрое. Со спекулянтами боролись с помощью жестких мер, но всё было бесполезно - инфляцию ничто не останавливало. В конце мая, когда наконец-то началась постепенная убыль воды, кое-где даже регистрировались признаки голода.

В результате наводнения промышленность города понесла существенные убытки. Только государственные тресты недополучили 800 тысяч рублей, пароходство потеряло около двух миллионов рублей. Еще полмиллиона рублей потребовалось впоследствии на восстановление разрушенных и поврежденных дамб и укреплений. В городе пострадало 2612 только частных домов, во многих низинных районах (в том числе по берегам Булака и Кабана) была нарушена система снабжения электричеством, уничтожены водопровод и канализация, на два месяца остановилось движение трамвая. Совокупный ущерб коммунальному хозяйству достиг 170 тысяч рублей.

Но наибольший урон был нанесен сельскому хозяйству. В прилегающих кантонах (в том числе по Казанке) крестьянство было лишено возможности начать своевременный сев ранних яровых культур. Погибли все посевы овса и озимых. По сведениям российского правительства, перед которым руководство республики возбудило ходатайство об отпуске восьмидесяти тысяч пудов пшеницы, в Татарии от трехнедельного затопления пострадало более тридцати тысяч десятин сельских площадей, были смыты все луга.

Подобная катастрофа по нынешним временам кажется невероятной. И все-таки мы поинтересовались у специалистов, насколько такие катаклизмы возможны сегодня.

- От них, в принципе, достаточно надежно застраховала созданная в 1955-1957 годах водохранилищная система, - пояснил и.о. главного инженера Управления эксплуатации инженерной защиты Казани Захар Бикмухаметов. - Она делает объективно невозможной резкие колебания уровня воды в Волге, что и подтверждает многолетняя практика. Кроме того, в наличии имеются семь мощных насосных станций, которые в случае неблагоприятного сценария способны перекачать в сутки до 70 тысяч кубометров в час грунтовых и поверхностных вод. Это тоже гарантирует спокойную жизнедеятельность всех важнейших объектов города. Заверяю, что такая же картина и по Нижнекамскому водохранилищу.

Ж.БУРЛАКОВА.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить