1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 PLG_CONTENT_EXTRAVOTE_LABEL_RATINGPLG_CONTENT_EXTRAVOTE_LABEL_VOTE

Явным недостатком нашего «Путеводителя...» является отсутствие материалов, связанных с татарской тематикой. Публикацией заметок Г. НУГМАНОВОЙ о Юнусовской площади мы делаем первый шаг по пути исправления.

В не столь далекие времена в летнюю пору Казань посещали многочисленные туристы. Как правило, они прибывали в наш город на теплоходах и в течение дня посещали некий стандартный набор достопримечательных мест. Интересно заметить, что в этот набор обычно не входили татарские слободы (исключение составляла, пожалуй, лишь мечеть Марджани), хотя декоративная национальная самобытность в последние годы эпохи развитого социализма скорее поощрялась, чем подавлялась. Происходило это по многим причинам. Выглядели эти слободы совсем не парадно, и, разумеется, это могло смутить чиновников, утверждавших маршруты экскурсий. Но была и иная, более глубокая и более заслуживающая обсуждения причина. Дело в том, что национальное своеобразие татарской слободы не очевидно. Оно не лежит на поверхности и его трудно показать группе досужих туристов, рысцой перебегающих от одной достопримечательности к другой. Но сейчас мы отправимся не на экскурсию, а в неспешную прогулку по Старо-Татарской слободе, постараемся увидеть это своеобразие и хотя бы отчасти понять, как оно формировалось.

 Юнусовская площадь

Сейчас это небольшая безымянная площадь, примыкающая к забытому кинотеатру им. Г. Тукая и занятая сквером. Относительно недавно здесь, в здании, известном как «дом Шамиля», был открыт музей Г. Тукая. Благодаря ему, площадь имеет довольно благоустроенный вид.

Своим возникновением эта площадь обязана монаршей воле. В царствие Екатерины Великой в 1768 году был утвержден новый план Казани. По «екатерининскому» плану татарская слобода была смещена к юго-востоку. Шесть правильных кварталов примкнули к новой главной улице, названной Екатерининской по расположенной в Плетенях церкви, а в центре слободы на пересечении улиц была устроена квадратная по форме площадь. Следуя западной традиции своего времени, столичный градостроитель полагал необходимым быть площади в татарской слободе. В русском районе на такой площади непременно возникла бы церковь либо базар. Но татары не ставили мечетей на площадях. Две каменные мечети, разрешенные самой Екатериной, были возведены на старой слободской улице, которая была сохранена вопреки плану и именовалась Старослободской. Не было здесь и базара. Даже названия площадь не имела - расположенные здесь дома числились по Екатерининской улице. Таким образом, площадь эта возникла не потому, что у населения татарской слободы была в ней потребность, а в результате осуществления административных предначертаний. Вся ее последующая история стала историей «освоения» населением чуждого градостроительного образования.

Площадь начала застраиваться жилыми усадьбами. Фамилии ее первых жителей - купцов, мещан отставного сержанта, торгового татарина - нам известны по документам, но из всех них нам о чем-то говорит лишь имя казанского купца Мухаметрахима Юнусова. Только дом его, судя по оценочной книге за 1796 год, был таким же, как у прочих - деревянный на каменных фундаментах, как это и требовалось по генеральному плану. Не так еще был богат купец и не мог соперничать с Измаилом Апанаевым, уже тогда владевшим двухэтажным каменным домом на Захарьевской улице. Но зато в начале XIX столетия Юнусов построил на площади дом в два раза дороже апанаевского. Об этом свидетельствуют оценочные документы за 1818 год. Это был самый роскошный дом Старо-Татарской слободы. В архитектурном отношении он был выполнен в стиле классицизма. Собственно говоря, он и не мог быть иным, поскольку в эти годы застройщики обязаны были следовать так называемым образцовым фасадам, и все эти фасады были классицистическими.

Конечно, у дома Юнусова не было колонн и портиков: классицизм здесь означал строгие формы и пропорциональность. Если фасад дома был образцовым, то внутреннее его устройство хозяин определял сам, сообразуясь со своими представлениями. У зажиточных татар дом должен был делиться на две половины - мужскую и женскую, причем «мужские» и «женские» маршруты внутри дома не должны были пересекаться. Поэтому дом имел два входа - мужской и женский. Они располагались в двух выступах на заднем фасаде.

Вскоре семейству Юнусовых будут принадлежать многие расположенные здесь и вблизи владения. Вероятно, именно поэтому площадь стала именоваться Юнусовской.

Почти до середины XIХ века площадь окружали утопавшие в садах деревянные одноэтажные усадьбы (двухэтажный каменный дом Юнусова был единственным исключением). В садах стояли беседки в восточном духе, бани, прачечные и т.п. В общем, жили здесь как в деревне, своим хозяйством. Но с середины 1840-х годов облик площади стал меняться. Изменились вкусы, пришли из столицы новые тетради образцовых проектов, выдержанные в духе эклектики. Уже не один дом Юнусовых возвышался двумя этажами: вся застройка стала такой. Процесс перестройки в новом модном стиле коснулся и Юнусовых. И вот родовой дом (на месте современного дома по улице Тукая, 67/14) теряет свой классицистический вид и приобретает отнюдь не самые изысканные фасады 1843 года издания. Впрочем, после этого он еще не раз перестраивался. Сейчас он выдержан в стиле модерн; эти формы он приобрел в начале XX века.

Вернемся в середину века прошлого. Перестройка в эклектическом духе впервые придала площади стилистическое единство, и даже юнусовский дом, казалось бы, в перестройках не нуждавшийся, превратился в банальную постройку, какими изобилуют казанские улицы. Использованный здесь образец полюбился владельцам - такой же вид они придают расположенному напротив угловому дому (ныне Тукая, 69) и еще одному, следовавшему за ним вдоль переулка.

Но вот что интересно. В первом доме жил теперь уже внук прежнего владельца - Ибрагим Юнусов. А вот дом напротив, внешне схожий с собственным домом, - только с виду особняк. Здесь мы сталкиваемся с совершенно своеобразным явлением, не известным в истории российской архитектуры, - татарским доходным домом середины XIX века. В доме две квартиры - по одной на каждом этаже, и обе они имеют отдельные, мужской и женский, входы, как и положено татарскому жилищу. А необходимые для жизни хозяйственные помещения вынесены в службы, и даже беседка в восточном стиле в саду была в распоряжении квартиросъемщиков.

Как мы увидим в дальнейшем, такой дом не был единственным. Но сейчас мы остановимся. Как и подобает при неспешных прогулках, продвинулись мы недалеко: обошли владения Юнусовых. При следующей прогулке мы осмотрим другие дома на Юнусовской площади и обсудим ее историю в последующие годы.

Г. НУГМАНОВА.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить