1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 PLG_CONTENT_EXTRAVOTE_LABEL_RATINGPLG_CONTENT_EXTRAVOTE_LABEL_VOTES

НЭП! В начале двадцатых провозглашенная Лениным новая экономическая политика многими была воспринята как предательство революционных идеалов, как пораженчество, сдача завоеванных позиций. Вместо жесткой политики военного в коммунизма — демократизм НЭПа, замена продразверстки продналогом, частная торговля и предпринимательство, сдача государственных предприятий в аренду кооперативным объединениям, акционерным компаниям, частным лицам, в том числе и иностранцам. Время рассудило оппонентов. Возрождение товарно-денежных отношений, принципов материальной заинтересованности сделало свое дело: через четыре года голодная, нищая, разоренная войной Россия встала на ноги. В 1924—21 годах она уже вывозила за границу хлеб, лес, пушнину. В 1926—27 годах экспорт хлеба составил 3 миллиона тонн.

 Сегодня мы расскажем о том, как вводилась новая экономическая политика в Татарии. К сожалению, материалы, которыми мы располагаем, не так конкретны, как хотелось бы. Например, до обидного мало известно о судьбах казанских нэпманов, об организации труда и быта работников частных и арендных предприятий, о том, в какой степени ценились их товары на российском и международных рынках. Впрочем, возможно, такие материалы есть у кого-то из казанцев и они захотят рассказать об этом! Наш сайт с удовольствием предоставит им свои страницы.

Итак:

Шаги к рынку

Татария переходила к НЭПу в исключительно в тяжелых условиях. В годы войны были полностью разрушены или приведены в негодность 83 крупных промышленных предприятия. Объем производства продукции сократился в пять раз. Сделали свое засуха и неурожай 1921 года, когда было уничтожено более 75 процентов скота и от голода и тифа умерло более 218 тысяч человек. В связи с этим НЭП здесь стал внедряться лишь в 1923— 24 годах. К этому времени в промышленности республики насчитывалось – 274 предприятия. 29 из них были переданы бывшим владельцам, 38 ликвидированы из-за невозможности восстановления. Таким образом, под контролем Татсовнархоза находилось 202, а в непосредственном его управлении 76 предприятий, объединенных в девять трестов. Паратские мастерские, химзавод имени Вахитова, утилизационный завод и спичечная фабрика «Восток» были переведены на хозрасчет и подчинены Татсовнархозу, более ста предприятий сданы в аренду.

Состав и структура трестов в эти годы неоднократно пересматривались и совершенствовались. Так, из состава Таткожтреста, работавшего с большими убытками, были выведены текстильные предприятия, и на их базе образован Таттекстилькомбинат с правами треста. Очень скоро оба предприятия стали рентабельными. А вот Татметаллтрест и паратские мастерские, напротив, были объединены в одно предприятие, что тоже положительно сказалось на их деятельности.

О том, в какой атмосфере вводился НЭП в Татарии, говорит следующее. В журнале «Коммунистический путь» за октябрь 1924 года опубликован список исключенных партколлегией ОКК членов партии. В графе «За что исключен» есть формулировка: «За хозобрастание и уклон к собственности». А вот несколько строк из выступления партийного работника небольшого масштаба: «Общее улучшение жизни, углубление в личную жизнь, забота о личном материальном обеспечении привели невыдержанных товарищей к обзаведению собственным хозяйством, к приобретению домов, лошадей и прочей собственности, ненужной и несвойственной коммунисту в условиях пролетарской революции. В связи с этим пришлось констатировать разобщенность и замкнутость некоторых членов партии, когда они, отработав положенное время, стали уделять своим личным, семейным интересам в гораздо большей степени, чем следует».

И все-таки новая экономическая политика настойчиво отвоевывала позиции. К 1925 году объем промышленного производства в Татарии достиг семидесяти процентов довоенного уровня, а в 1927-м значительно его превысил.

Частник задает темп

В 1923 году в республике были сданы в аренду 46 довольно крупных предприятий легкой и пищевой промышленности. Частными предпринимателями было открыто более ста предприятий промышленности и торговли. На них трудились свыше 2,5 тысячи рабочих и служащих, то есть 15 процентов всего промышленного персонала республики. Например, Татсовнархоз заключил договор о сдаче в аренду 16 кожевенных и двух мыловаренных заводов, табачной фабрики «Курдима», типографии «Труд», кирпичного завода… на каких условия в то время сдавались предприятия в аренду? Срок арендного договора не превышал пяти лет. Арендатор должен был полностью восстановить арендуемое предприятия, а в отдельных случаях и увеличить его мощность, обновить станки и оборудование. Он должен был также сдавать государству 15-20% продукции и вносить арендную плату, согласно договору. Подавляющее большинство частных предприятий были мелкими, с тремя-пятью рабочими. Но были и покрупнее — с десятью-шестьюдесятью, как, например, меховая фабрика «Волга», типография «Татарстан», кожевенный завод «Кроль».

Особенно много в Казани и кантонах республики появилось частных магазинов и лавок, торгующих промышленными и продовольственными товарами. Уже в 1925— 26 годах они были забиты самыми разнообразными продуктами и промтоварами на любой вкус.

Бурно развивались частные и арендные предприятия кожевенной, мыловаренной и пищевой промышленности. В середине двадцатых годов они уже составляли серьезную конкуренцию государственным предприятиям. Тек, годовая выработка только восьми арендованных кожевенных заводов в 1925— 26 годах составила 575 тысяч мелких кож, в то время как все заводы Таткожтреста производили менее 300 тысяч.

Конкуренция между государственными, арендными и частными предприятиями сопровождалась резким повышением производительности труда, увеличением выпуска продукции. Особенно успешно шли дела у предприимчивых арендаторов двух кожевенных заводов братьев Жигаловых, у получивших в аренду бывшие свои владения промышленников Богданова, Якобсона, Готлицера. Преуспевали и владельцы вновь созданных торгово-промышленных предприятий, представители татарской нэпманской буржуазии Хабибуллин, Гиззатулин, Даутов, Латыпов, Сайдашев. Интересно, что заработная плата рабочих и служащих на частных и арендных предприятиях была значительно выше, чем в государственных трестах, порой в два — два с половиной раза. Но зато и работа там была значительно напряженней.

Государство держало под строгим контролем соблюдение арендаторами условий договора, норм трудового законодательства и прав трудящихся. Для этого существовала специальная ревизионная комиссия при Татсовнархозе, возглавляемая рабочим Иваном Никулиным. Благодаря ней, только в 1925—26 годах было взыскано свыше 57 тысяч рублей арендной платы.


Случались и курьезы. Так, арендатор казанского воскосвечного завода И. Якобсон не выполнил условий договора о ремонте заводского корпуса и, не сдав завод Татсовнархозу, сбежал. Нашли беглеца аж в Ленинграде и задолженность в десять тысяч рублей все-таки взыскали. Большое развитие в годы НЭПа получила кустарная промышленность. Если в 1923 году в Татарии насчитывалось чуть больше 15 тысяч кустарей, то к концу 1927 года их было уже свыше 57 тысяч, и производили они около сорока процентов всей промышленной продукции республики (в целом по стране ее доля не превышала 15 процентов). Это объяснялось тем, что большую часть промышленности Татарии составляли мелкие предприятия, тесно связанные с кустарной промышленностью и способствующие ее росту.

Наступление на безработицу

Одна из главных проблем, которые породил НЭП, — рост безработицы. Основную массу безработных составляли крестьяне, уходившие из села на заработки, городская молодежь, женщины - домохозяйки — то есть неквалифицированная рабочая сила. Возникла довольно противоречивая ситуация: с одной стороны, масса безработных, с другой - большой недостаток квалифицированных рабочих и специалистов, особенно в крупной промышленности. Так, в Татарии в 1922 году насчитывалось чуть более трех тысяч безработных, в 1923-м — свыше 15 тысяч, в 1928-м—17900. Сельское хозяйство республики ежегодно «выталкивало» 95—100 тысяч «лишних» работников, большинство из которых уходило в Донбасс, на Урал и в другие промышленные центры.

Для решения проблемы занятости в 1925 году была создана Казанская биржа труда, которую возглавил талантливый хозяйственник Федор Егоров. Чем занималась биржа? Прежде всего, организовала учет безработных, наладила постоянные связи с предприятиями, учреждениями, организациями, откуда стала получать постоянную оперативную информацию о потребностях в рабочей силе и специалистах.

Взяла на себя организацию различных видов общественных работ специально для безработных. Создала различные курсы по подготовке рабочих тех специальностей, некоторых испытывали острый недостаток промышленные предприятия и стройки республики (токари, слесари, плотники, каменщики и др.) Только в 1927—29 годах на этих курсах было подготовлено около 6500 квалифицированных рабочих, каждого из которых с готовностью приняли заводы, фабрики, строительные организации.

Начавшееся в республике строительство серии крупных предприятий резко увеличило спрос на рабочие кадры, и уже к началу 1931 года на учете Казанской биржи труда не осталось безработных. Биржа была упразднена.

Урок истории

Не будем забывать: в период НЭПа в стране шла острая борьба между государственным и частнокапиталистическим секторами экономики под лозунгом «Кто — кого?». До поры до времени она косила преимущественно экономический характер. Кризисные явления преодолевались сравнительно легко благодаря сохранению рыночных отношений. Но уже в 1927—28 годах административно-командная система пошла в наступление, подчиняя все своему тотальному контролю, и в очень короткое время новая экономическая политика, по выражению Сталина, была «отброшена к черту».

Уже в 1927 году Татсовнархоз одновременно расторгнул семь договоров с арендаторами кожевенных заводов и передал их в ведение Таткожтреста. Тогда же были конфискованы и превращены в государственные 30 частных и арендных кожевенных заводов.

В 1928 году по инициативе Сталина были приняты чрезвычайные меры в борьбе против нэпманской буржуазии и особенно зажиточных крестьян (кулаков). И сразу же в Татарии были изъяты около 20 частных и арендных торговых предприятий. К 1929 году удельный вес частного сектора в торговле уменьшился с 48 до 29 процентов, а в промышленности сократился до 6 процентов. Еще через год он практически был ликвидирован.

Результаты этих «преобразований» нам хорошо известны. Уже очень скоро после расправы над НЭПом народу пришлось затянуть пояса. Среди репрессированных в тридцатых годах было немало и бывших нэпманов и идеологов НЭПа. Страну направили по иному, «коммунистическому» пути. Увы, он завел нас в тупик. Сегодня мы оказались у разбитого корыта. Пойдет ли этот урок впрок? Чтобы пошел, нужно самым серьезным образом изучить не только мировой опыт, чем сегодня увлечены многие, но и собственную историю. Чтобы, принимая НЭП-2, избежать ошибок, допущенных нашими дедами, но и не упустить то ценное, по было ими выработано и опробовано, за что многие из них поплатились жизнью.

Материал подготовили: доктор исторических наук,
профессор, заслуженный деятель науки РСФСР и ТССР Умар БЕЛЯЛОВ,
научный сотрудник Государственного музея ТССР Виктор ТРОФИМОВ.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить